Заключение финансово-экономической экспертизы оценено Арбитражном судом Уральского округа

04.10.2021

Определением суда от 24.05.2019 по делу назначена судебная финансово- экономическая экспертиза, производство которой поручено эксперту общества с ограниченной ответственностью «Центр независимых судебных экспертиз «Техэко».

Эксперт в своем заключении пришел к выводам о необоснованности части затрат и отсутствии необходимости; что влияние необоснованных затрат на финансовый результат общества за период 01.01.2014 по 31.12.2014 выразилось в виде занижения прибыли общества на сумму 8 587 644 руб. 24 коп. ; что занижение доходов общества «Б» в 2012 и 2013 в результате не отражения остатков продукции лесопиления не имело место быть, так как не отражение остатков продукции и отражение доходов не взаимосвязаны. Также эксперт указал, что занижение доходов общества «Б» в 2012 и 2013 в результате не отражения доходов от реализации продукции лесопиления исследовать не представляется возможным, поскольку в материалах дела и по запросу эксперта необходимые для исследования документы не представлены.

Определением от 22.11.2019 судом назначена дополнительная судебная финансово-экономическая экспертиза.

Согласно заключения эксперта расходы общества «Б» (с учетом собственных ресурсов и привлечения субподрядчиков) в целях выполнения работ по биологической рекультивации земель перед обществом «Л» за период 01.01.2012 по31.12.2014 необходимы (экономически обоснованы) в сумме 10 501 916 руб. 49 коп.; общество «Б» для производства работ по биологической рекультивации земель для общества «Л» в 2012-2014 могло привлекать сторонние организации (субподрядчиков) для выполнения работ спецтехникой в лице контрагентов: ИП Т. в сумме расходов 3 400 500 руб., ИП М. – 1 166 500 руб., ИП К. – 1 420 000 руб., ИП Д. – 404 000 руб., ИП К. –708 000 руб., ИП Д. – 406 000 руб., ИП И. – 405 000 руб., на общую сумму 7 910 000 руб.; расходы общества «Б» на ремонт транспортных средств и техническое обслуживание в 2014 на сумму 1 384 760 руб., в том числе в адрес: общества «И» на сумму 1 373 000 руб., общества «А» на сумму 11 760 руб. являются необходимыми (экономически обоснованными).

Частично удовлетворяя заявленные требования, суды нижестоящих инстанций руководствовались следующим.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 44 Федерального закона от 08.02.1998 No 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) единоличный исполнительный орган общества (директор) при осуществлении им прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно. Единоличный исполнительный орган общества несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

На основании положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, возможно, если доказаны в совокупности следующие условия: противоправность действий причинителя убытков, причинная связь между такими действиями и возникшими убытками, наличие понесенных убытков и их размер. Для удовлетворения требований о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения требований.

По смыслу разъяснений, изложенных в пункте 1 постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 No 62, правовой позиции, отраженной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.04.2011 No 15201/10, и положений статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если при обращении в арбитражный суд с требованием о взыскании убытков с единоличного исполнительного органа общества истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства; в случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным, бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

По результатам исследования и оценки представленных в материалы дела доказательств, с учетом данных, изложенных в заключении эксперта, суды установили, что материалами дела подтверждено выполнение обществом «Б» для общества «Л» работ по восстановлению плодородия почвы (биологической рекультивации земель), а также обоснованы затраты на рекультивацию в сумме 7 910 000 руб., поскольку у общества «Б» возможность выполнения работ по рекультивации собственными силами отсутствовала, достаточных оснований для признания спорных платежей в пользу третьих лиц - индивидуальных предпринимателей в качестве убытков обществу - не имеется.

Отклоняя доводы истца относительно того, что фактически рекультивация земель не проводилась и иное ответчиком надлежащим образом оформленными документами не доказано, суд первой инстанции указал, что само по себе нарушение порядка ведения бухгалтерского учета, ненадлежащее оформление хозяйственных операций, если это не повлекло за собой какие- либо расходы (в частности, привлечение к ответственности) не свидетельствует о причинении убытков обществу.

Кроме того, суды сделали вывод, что материалами дела, а также экспертным заключением подтверждается обоснованное несение расходов на хозяйственные нужды в сумме 1 195 355 руб. В то же время надлежащих, предусмотренных законодательством о бухгалтерском учете доказательств расходования полученных Г. в подотчет денежных средств в сумме 204 644 руб. 24 коп. и 50 000 руб. материалы дела не содержат, в связи с чем, требования в указанной части, суды сочли подлежащими удовлетворению.

Относительно требования о взыскании убытков в сумме 13 598 330 руб. суды заключили, что его обоснованность не доказана, доводы истца носят предположительный характер, материалами дела подтверждено наличие у общества «Б» обязательств по поставке пиломатериала обществу «Е».

Разрешая вопрос о распределении издержек на оплату судебной экспертизы в сумме 395 000 руб., суды нижестоящих инстанций сделали вывод, что принцип пропорционального распределения расходов в данном случае применению не подлежит, указанные издержки ответчика в полном объеме относятся на последнего, поскольку назначение экспертизы было вызвано отсутствием в обществе «Б» надлежащего ведения бухгалтерского учета и ненадлежащим оформлением хозяйственных операций, что входит в обязанности директора общества.

С учетом вышеизложенных установленных судами обстоятельств, по результатам исследования и оценки всех имеющихся в деле доказательств, исходя из конкретных обстоятельств дела, принимая во внимание, что Г. являясь единоличным исполнительным органом общества «Б», который в силу закона должен действовать в интересах общества добросовестно и разумно, будучи осведомленным о требованиях законодательства к ведению бухгалтерского учета, а также первичной документации по сделкам с контрагентами, обязан был обеспечить оформление соответствующих документов с соблюдением установленного законом и иными нормативными правовыми актами порядка; учитывая выводы сделанные экспертом в своих заключениях; установив доказанность совокупности условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков за совершение сделок с обществами «А», «Э», «Ф», «С», за перечисление денежных средств в общей сумме 150 000 руб. в качестве судебных издержек, а также за расходование полученных Горностаевым В.Н. в подотчет денежных средств в сумме 204 644 руб. 24 коп. и 50 000 руб., суды, оценив доказательства по своему внутреннему убеждению в их совокупности, исходя при этом из их относимости, допустимости, достоверности, достаточности и взаимной связи, пришли к выводу о том, что вследствие недобросовестных действий Г. обществу были причины убытки, размер которых определен судами в сумме 8 582 644 руб. 24 коп.

Оценивая доводы о наличии нарушений норм процессуального права судом первой инстанции при рассмотрении заявлений К. о фальсификации доказательств, суд апелляционной инстанции посчитал их не обоснованными, указав, что материалами дела не подтверждена фальсификация доказательств, в свою очередь заключение эксперта подготовлено в соответствии с нормами Федерального закона от 31.05.2001 No 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», представленные для анализа документы экспертом исследованы всесторонне и в полном объеме, на основании имеющихся данных сделаны обоснованные и объективные выводы.

Суд округа по результатам рассмотрения кассационных жалоб считает, что судами правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для разрешения настоящего спора, им дана надлежащая правовая оценка, приведенные сторонами доводы и возражения исследованы в полном объеме с указанием в судебных актах мотивов, по которым они были приняты или отклонены, выводы судов соответствуют установленным ими фактическим обстоятельствам и представленным в материалы дела доказательствам, нормы права, регулирующие спорные правоотношения, применены судами правильно.

Возражения истца относительно того, что экспертное заключение, изготовленное в рамках назначенной по делу повторной экспертизы, является ненадлежащим доказательствам, при проведении экспертизы допущены нарушения требований действующего законодательства, подлежит отклонению.

Судами дана оценка всем заключениям экспертов, составленным по спорному вопросу, на предмет их достоверности, достаточности и взаимной связи с иными доказательствами в соответствии со статьями 68, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и на основании такой оценки заключение, изготовленное в рамках повторной экспертизы, признано судами полными, достоверными и обоснованными. Заключение эксперта судами признано соответствующим требованиям статей 82, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судебная экспертиза проведена уполномоченным лицом, имеющими необходимое образование и достаточную квалификацию, экспертное заключение является ясным и полным, выводы эксперта аргументированы, понятны, в связи с чем судами не установлено оснований для сомнений в обоснованности заключения эксперта либо противоречивости его выводов. Вопреки доводам заявителя, материалы дела не содержат доказательств, свидетельствующих о нарушении экспертом порядка проведения экспертизы. Само по себе несогласие с выводами эксперта не является основанием для признания заключения ненадлежащим доказательством.

Наши клиенты:
ГК «Олимпстрой»

ФНС Российской Федерации

ОАО «РЖД»

IKEA

Россия. Особые Экономические Зоны

Следственный комитет Российской Федерации

Институт ядерных исследований РАН

Юникредитбанк

Суды общей юрисдикции

Арбитражные суды Российской Федерации

ООО «Транснефтьстрой»

Следственные органы МВД России

Инновацио́нный центр «Ско́лково»

Газпром нефть